Архив рубрики: Художественная литература

Торо о заработках

Обложка - Уолден или жизнь в лесу - Генри Дэвид ТороБолее пяти лет я всецело содержал себя трудом своих рук и установил, что, работая шесть недель в году, могу себя обеспечить. Вся зима и большая часть лета освобождалась для занятий. Пробовал я и преподавать в школе, но обнаружил, что тут затраты возрастают пропорционально, вернее, не пропорционально доходам, потому что я был вынужден определенным образом одеваться, подготавливаться и даже думать и верить, да к тому же терял время. Поскольку я брался учить не ради блага ближних, а только ради пропитания, я потерпел неудачу. Пробовал я и торговать, но установил, что тут требуется лет десять, чтобы пробить себе дорогу, но тогда уж это будет прямая дорога в ад. Я убоялся, что к тому времени буду иметь так называемое доходное дело. Когда я подыскивал себе источник заработка — и при этом крепко задумывался, уже имея печальный опыт неудач, постигавших меня, когда я поступал по желанию друзей, — я часто всерьез подумывал заняться сбором черники; я знал, что сумею это делать и что мне хватит скромного дохода от нее, ибо самый большой мой талант, это — малые потребности; тут не нужно капитала и не придется, как я наивно думал, надолго отрываться от любимых мною занятий. Пока мои знакомцы, не раздумывая избирали торговлю или свободные профессии, я представлял себе свой промысел почти таким же: все лето проводить на холмах, собирая ягоды, а потом сбывать их без хлопот — и таким образом пасти стада Адмета. Мечтал я также собирать лекарственные травы или продавать с воза вечнозеленые ветки тем из горожан, кто любит напоминание о лесах. Но с тех пор я узнал, что торговля налагает проклятие на все, к чему прикасается: хоть бы вы торговали посланиями с небес, над вами тяготеет то же проклятие.

Читать далее Торо о заработках

Торо об откладывании

Обложка - Уолден или жизнь в лесу - Генри Дэвид Торо​Кто-то сказал мне: «Удивляюсь, что вы не откладываете деньги; ведь вы любите путешествовать; вы могли бы сесть в вагон и хоть сегодня же поехать в Фичбург повидать новые места». Но я не так глуп. Я знаю, что быстрее всего путешествовать пешком. Я сказал своему приятелю: посмотрим, кто доберется туда раньше. Расстояние — тридцать миль; проезд стоит девяносто центов. Это почти равно дневному заработку. Я помню, когда на этой самой дороге рабочим платили шестьдесят центов в день. Итак, я выхожу пешком и к вечеру буду уже на месте; мне приходилось ходить по стольку и целыми неделями подряд. А тебе надо сперва заработать на проезд, и ты будешь там завтра, или может быть, к ночи, если посчастливится вовремя найти работу. Вместо того, чтобы идти в Фичбург, ты почти весь день проработаешь здесь. Если железная дорога опояшет всю землю, думаю, что и тогда я буду тебя обгонять; а что касается знакомства со страной и всякого рода опыта, тут тебе и вовсе за мной не угнаться.

Читать далее Торо об откладывании

Несколько вступительных идей из «Уолден, или Жизнь в лесу» Г.Д. Торо

Обложка - Уолден или жизнь в лесу - Генри Дэвид ТороЯ слышал много хороших отзывов о книге «Уолден, или Жизнь в лесу» Генри Дэвида Торо. Начал читать и в первой же главе встретил чрезвычайно интересный отрывок, которым невозможно не поделиться. Впереди еще 300+ страниц, жду с нетерпением!

Мне хочется писать не о китайцах или жителях Сандвичевых островов, но о вас, читатели, обитающие в Новой Англии, о вашей жизни, особенно о внешней ее стороне, т. е. об условиях, в каких вы живете в нашем городе и на этом свете: каковы они, и непременно ли они должны быть так плохи, и нельзя ли их улучшить. Я много бродил по Конкорду, и повсюду — в лавках, в конторах и на полях — мне казалось, что жители на тысячу разных ладов несут тяжкое покаяние. Мне приходилось слышать о браминах, которые сидят у четырех костров и при этом еще глядят на солнце, или висят вниз головою над пламенем, или созерцают небеса через плечо, «пока шея их не искривится так, что уже не может принять нормальное положение, а горло пропускает одну лишь жидкую пищу», или на всю жизнь приковывают себя цепью к стволу дерева, или, уподобившись гусенице, меряют собственным телом протяженность огромных стран, или стоят на одной ноге на верхушке столба; но даже все эти виды добровольного мученичества едва ли более страшны, чем то, что я ежедневно наблюдаю у нас. Двенадцать подвигов Геракла кажутся пустяками в сравнении с тяготами, которые возлагают на себя мои ближние. Тех было всего двенадцать, и каждый достигал какой-то цели, а этим людям, насколько я мог наблюдать, никогда не удается убить или захватить в плен хоть какое-нибудь чудовище или завершить хотя бы часть своих трудов. У них нет друга Иола, который прижег бы шею гидры каленым железом, и стоит им срубить одну голову, как на месте ее вырастают две другие.

Читать далее Несколько вступительных идей из «Уолден, или Жизнь в лесу» Г.Д. Торо

Моменты из «Как важно быть серьезным» Оскара Уайльда

Обложка - Как важно быть серьезным - Оскар УайльдНекоторые особо понравившиеся моменты из небольшой восхитительной комедийной пьесы «Как важно быть серьезным» Оскара Уайльда.

Алджернон. Не нахожу никакой романтики в предложении. Быть влюбленным это действительно романтично. Но предложить руку и сердце? Предложение могут принять. Да обычно и принимают. Тогда прощай все очарование. Суть романтики в неопределенности. Если мне суждено жениться, я, конечно, постараюсь позабыть, что я женат.

Джек. Ну, в этом я не сомневаюсь, дружище. Бракоразводный суд был создан специально для людей с плохой памятью.

Читать далее Моменты из «Как важно быть серьезным» Оскара Уайльда

Хемингуэй о работе

После трудных подъемов в горах мне доставляло удовольствие ходить по крутым улицам и взбираться на верхний этаж гостиницы, где я снимал номер, чтобы там работать, — откуда видны были крыши и трубы домов на склоне холма. Тяга в камине была хорошей, и в теплой комнате было приятно работать. Я приносил с собой апельсины и жареные каштаны в бумажных пакетах и, когда был голоден, ел жареные каштаны и апельсины, маленькие, как мандарины, а кожуру бросал в огонь и туда же сплевывал зернышки. Прогулки, холод и работа всегда возбуждали у меня аппетит. В номере у меня хранилась бутылка кирша, которую мы привезли с гор, и, когда я кончал рассказ или дневную работу, я выпивал рюмку кирша. Кончив работу, я убирал блокнот или бумагу в стол, а оставшиеся апельсины клал в карман. Если их оставить в комнате на ночь, они замерзнут.

Читать далее Хемингуэй о работе

Новая книга Акунина

Обложка - Планета вода - Борис АкунинУра-ура, Борис Акунин написал новую книгу про Фандорина! Учитывая, что предыдущие десять книг из этой серии (за исключением одной-двух) были абсолютно великолепны, должно быть очень интересно. А если вы еще не читали Акунина и любите детективы, очень советуем начать с первых. Чрезвычайно атмосферные книги, не оторваться! Рекомендуемый порядок чтения можно посмотреть здесь (в середине страницы).

Купить новую книгу можно здесь: бумажная версия (ozon.ru), электронная версия (litres.ru), аудио-версия (litres.ru).

Блестящие моменты из «Пигмалиона» Бернарда Шоу

Обложка - Пигмалион - Бернард ШоуСегодня хочется поделится особо понравившимися моментами и диалогами из легендарного «Пигмалиона». Возможно, их несколько сложно оценить не в контексте книги. Поэтому, если не читали, очень рекомендуем. В этой книге великолепно все – сама история о попытке превращении цветочницы в светскую даму, юмор, язык, характеры, стиль, атмосфера!

Интересно, что для экранизации Шоу дописал несколько крупных эпизодов, которых нет в русском переводе. А также, что фильм и мюзикл, созданные по книге, имеют счастливый любовный финал, которого также нет в книге.

Как ни странно, ни на Озоне, ни на Литресе эта книга не продается.

Читать далее Блестящие моменты из «Пигмалиона» Бернарда Шоу

Интересные цитаты из «В дороге» Дж. Керуака

Обложка - В дороге - Дж КеруакОчень много слышал про эту книгу, которая и сделал Керуака известным – «библия двадцатилетних», «классика американской прозы», «важнейший образец литературы бит-поколения». Она входит во всевозможные серьезные списки лучших книг, имеет много восторженных отзывов и т.д.

В основу книги легли записи из дневника Керуака, который он вел пока они с друзьями в 50-х годах прошлого века путешествовали по Америке, бездельничали, бухали и употребляли различные препараты.

В результате этих путешествий Керуак сел и за 3 недели напечатал этот роман. Легенды гласят, что он был написан на 147-метровом рулоне бумаги, одним абзацем без знаков препинания. По одной версии Керуака раздражала необходимость менять листы в пишущей машинке, поэтому он склеил множество листов в рулон. По другой, он печатал на рулоне бумаги для рисования, а поскольку она была шире, чем нужно, обрезал его ножницами по краям. Правда, потом текст еще долго дорабатывался автором и редакторами.

В результате получился очень атмосферный труд о жизни поколения битников. Некоторые также прослеживают связь между дорогой и жизнью, которая уводит от смерти в городе, рассуждают о свободе и несвободе и даже видят во всей этой истории религиозный подтекст.

Мне не очень понравилось то, что история достаточно однообразная. Иногда встречаются интересные персонажи, идеи и диалоги, но в основном это описания переездов, вечеринок, снова переездов, еще вечеринок и т.д. Возможно дело в том, что Керуак позже называл «спонтанной / импровизационной прозой». Он считал, что писательство сродни импровизации в музыке и процесс письма не должен быть полностью осознаваемым, а должен направляться впечатлениями от происходящего. Возможно, поэтому получился один абзац и не было знаков препинания.

Я несколько раз переставал читать эту книгу. Потом продолжал в надежде, что сейчас начнется что-то более интересное. Не могу сказать, что книга плохая, но мне она не подошла. В результате руководствуясь идеей не тратить время на дочитывание неподходящих книг, я остановился где-то на одной трети.

Однако, за это время в книге встретилось несколько интересных мыслей, просто красивых или атмосферных фраз, которыми и хочется поделится сегодня.

Читать далее Интересные цитаты из «В дороге» Дж. Керуака

«Любовь к трем цукербринам» Виктор Пелевин

Обложка - Любовь к трем цукербринам - Виктор ПелевинА тем временем неожиданно вышла новая книга Пелевина! Мы бросили все дела и побежали читать!!! Потом, возможно, опубликуем самые интересные моменты и идеи.

Купить книгу можно здесьбумажная версия (ozon.ru), электронная версия (litres.ru).

Последнее письмо матери сыну из «Жизни и судьбы»

В свете приближающихся выходных хотелось опубликовать что-нибудь из художественной литературы. Но тут попался один ужасающий отрывок из «Жизни и судьбы» Василия Гроссмана. Пишут, что этот отрывок — адаптированной письмо матери Гроссмана своему сыну. Это не очень соответствует моей первоначальной идее опубликовать что-нибудь легкое и поднимающее настроение для выходных. Но это точно стоит прочитать и обдумать. Изначально я прочитал этот отрывок здесь и скопировал к нам, просто чтобы было удобнее читать.

«Витя, я уверена, мое письмо дойдёт до тебя, хотя я за линией фронта и за колючей проволокой еврейского гетто. Твой ответ я никогда не получу, меня не будет. Я хочу, чтобы ты знал о моих последних днях, с этой мыслью мне легче уйти из жизни.

Людей, Витя, трудно понять по-настоящему… Седьмого июля немцы ворвались в город. В городском саду радио передавало последние известия. Я шла из поликлиники после приема больных и остановилась послушать. Дикторша читала по-украински статью о боях. Я услышала отдалённую стрельбу, потом через сад побежали люди. Я пошла к дому и всё удивлялась, как это пропустила сигнал воздушной тревоги. И вдруг я увидела танк, и кто-то крикнул: «Немцы прорвались!» Я сказала: «Не сейте панику». Накануне я заходила к секретарю горсовета, спросила его об отъезде. Он рассердился: «Об этом рано говорить, мы даже списков не составляли»… Словом, это были немцы. Всю ночь соседи ходили друг к другу, спокойней всех были малые дети да я. Решила — что будет со всеми, то будет и со мной. Вначале я ужаснулась, поняла, что никогда тебя не увижу, и мне страстно захотелось ещё раз посмотреть на тебя, поцеловать твой лоб, глаза. А я потом подумала — ведь счастье, что ты в безопасности.

Читать далее Последнее письмо матери сыну из «Жизни и судьбы»